Вы здесь
как воспитывать детей Папино воспитание 

Я точно знал, как воспитывать детей…

«Купив пианино, ты еще не станешь пианистом»

 «У меня с детьми всегда были хорошие отношения. Я много занимался с ними, передавал свои увлечения – начиная с детей друзей. И считал себя в какой-то степени воспитателем. Как выяснилось, заблуждался…». Так неожиданно начался наш разговор с Сергеем ШКИТКО, отцом троих сыновей.

 

«Сын не попадал в мои ожидания»

— Со старшими детьми у меня не было проблем – так мне казалось, — продолжает свой рассказ Сергей Кимович. – Сейчас они уже взрослые. А младший, Саша, не попадал в мои ожидания: рос гиперактивным, постоянно шалил, отвлекался, ему было трудно сосредоточиться. Не хотел делать то, что я хочу, — посмеивается над собой тогдашним мой собеседник. – В то время я не представлял, насколько вредны мои родительские ожидания. Я точно знал, как воспитывать детей, как ими руководить. На работе я ведь тоже руководитель: знал, как кого угодно заставить делать то, что нужно, в том числе путем жёсткой манипуляции. Я привык добиваться своего любой ценой.

— А чего хотел Саша?

— Я его особо не спрашивал, чего он хочет. Главным было – что я хочу из него «слепить».

— Тогда что хотели вы?

— Я запихивал его в спортивные секции, чтобы рос сильным, — он плохо тренировался. Требовал хороших оценок, но в школе он тоже плохо учился, вел себя отвратительно, учителя постоянно жаловались. В общении с ним я больше командовал, проявлял давление, по сути – насилие. И ощущал сопротивление.

— Но ведь на работе вы тоже «командовали», требовали – и получалось?

— Там я чего-то добивался, здесь – нет. Сопротивление могло перерасти в семейный скандал, если жена замечала, что права сына нарушены.

Своих близких мы зачастую не слышим… И так бывает не только у меня. Мы привыкаем слушать, но не слышать своих близких. Не вдумываемся в слова, не ценим общение с самыми дорогими нам людьми. Не могу сказать, на чем это основано, еще буду анализировать, думать над этой загадкой.

И вот в ситуации конфликта с сыном несколько лет назад я пришел на занятия «Родительской академии».

Некоторые открытия ошеломили… Например, что у детей есть права и их нужно уважать.

— Какие, например, права?

— Быть таким, какой он есть, а не попадать в ожидания родителей. Это самое главное право. Мне очень трудно было что-то менять в себе: я многого успел добиться в этой жизни, ценил это в себе, и изменения проходили болезненно. Но это самое прекрасное, что я нашел в развивающем диалоге – именно такому диалогу мы учились на занятиях в «Родительской академии».

Через некоторое время я начал заниматься в малой группе у Елены Ливенцевой, руководителя проекта. Недели через две сильно травмировался, попал в больницу, но на костылях скакал на занятия – настолько это мне было нужно! Пропустил только одну встречу – лежал на операции.

— Что такого ценного вы нашли в группе?

— Я увидел таких же родителей, с такими же взглядами. Свои проблемы в каждом из них – словно в массе зеркал. Это помогало менять свое отношение к жизни, к окружающим, в первую очередь – к детям. Я очень четко понял, что начинать надо с себя: без этого нельзя изменить окружающий мир. И если я хочу чего-то от своего сына, то мне нужно что-то изменить в себе.

— Почему? Часто родители считают наоборот: вот изменится поведение сына или дочки – и мир станет прекраснее, и жить станет легче…

— Наши слова как средство воспитания не действуют. Самое главное для ребенка – это пример его родителей, близких людей. Обмануть невозможно, он видит, ощущает и мир, и нас в нем всеми шестью чувствами. Если папа говорит одно, делает другое, а думает третье – ребенок воспримет это как пример для подражания, будет жить так же. Поэтому важно быть честными с самими собой, чтобы наши мысли, слова и дела были едины.

Осознание того, насколько важен личный пример, тоже было шокирующим.

— Что именно вас шокировало, Сергей Кимович?

— Я бы так сказал: то, как я отдавался работе, чего достиг, сколько было преодолений в жизни – это одно. А то, как я при этом себя вел – другое. Я испытал стресс: я приносил свое раздражение, гнев, другие эмоции домой и опасно разряжался на своих близких. С женой – это скандал, с детьми – только один способ общения: командовать, критиковать, требовать, а не слушать.

— Как же быть? Не секрет, что работа порой доставляет и неприятные эмоции.

— Следить за собой и спрашивать себя: где я в этот момент, что я делаю? Брать ответственность за свое поведение. Не приносить домой раздражение.

— Очень многие читатели вам ответят: это сказать легко! Как сделать?

— Разряжать эмоции в безопасной обстановке. Я, например, хожу в группу поддержки для мужчин, которую ведет Александр Викулов, директор МСПДМ «Восхождение», это очень помогает не «складировать» негативные эмоции, что крайне вредно, и не разряжать их на своих близких. Это настолько эффективно, что я и у себя на работе организовал группу поддержки, где мы решаем все вопросы и помогаем друг другу – и люди идут с работы в хорошем настроении, а не затаив злобу, обиду… Отношения с коллегами заметно улучшились!

— А что изменилось в отношениях с сыном? Вы однажды говорили, что он разделил свою жизнь на «до» и «после» вашего прихода в проект «Родительская академия».

— Да, это так. Я научился уважать его права, считаться с его чувствами, взглядами. Я перестал поучать его, избавился от ожиданий. У меня нет от него секретов. Рассказывал ему про свои зависимости, от которых освободился, про свои ощущения, это было трудно: он никогда не видел папу пьяным (я распрощался с алкоголем за три года до его рождения, курить тоже бросил). Саша растет совершенно свободным человеком, зависимости ему не грозят, я не сомневаюсь в этом: он умеет ставить цели и достигать их.

Я рад и даже горжусь, что смог переломить свои стереотипы, изменить отношение к жизни, людям, самое главное – к сыну. И он это прочувствовал. Я освоил ценности развивающего диалога, который мы изучали на занятиях, и применил в отношениях с ним. И совершенно точно могу сказать, что работают они замечательно, потрясающе! Ожидания сменились верой и поддержкой. Права, которые я осознал, переросли в ответственность (и мою, и его). Я научился его слышать, видеть, чувствовать, благодарить, прислушиваться к его мнению.

— Что значит «права переросли в ответственность»?

— Мы с женой (по финансовому договору нашей семьи) давали Саше карманные деньги. Но в 14 лет он сказал: «Мне нужен компьютер, и я сам заработаю на него». Устроился с другом убирать цех в Панькино вечером, после школы. Мне было трудно доверить ему это: просто страшно за его поздние возвращения домой! Переламывал это в себе. Ему тоже было страшно, и я делился с ним, как сам вел себя в таких ситуациях. Он научился преодолевать свой страх! И на компьютер заработал. Позже, когда у него возникала потребность в чем-то, что требовало денег, он брался за любое дело, не боясь самого тяжелого. А когда поступил в училище, отказался от карманных денег: «У меня есть стипендия, а если будет нужно больше – я могу заработать».

Или. Мы часто ездим с семьей на природу с ночевкой. И Саша взял на себя ответственность за палатку – ставить ее, убирать, сушить. На это времени и сил уходит много. Но у него всегда все в порядке. Мы очень ему благодарны.

И таких примеров много. Сын сам научился играть на гитаре (теперь пишет песни – и я горжусь: такие это песни), освоил швейную машинку. Сам выбрал профессию, объяснил так: это самая востребованная специальность в мире. И я знаю: у него все получится.

Моя жизнь тоже не просто изменилась – вышла на качественно иной уровень. Я не позволяю себя подавлять, манипулировать собой, не коплю дистрессы, умею их прорабатывать. Продолжаю учиться, развиваться, мне это нравится. Теперь я участвую в проведении групп поддержки в общественной организации «Твой выбор» – мы помогаем родителям растить не беспомощных, а социально ответственных детей.

Люди считают, что из кого угодно в любую минуту может получиться родитель. Но купив пианино, ты еще не станешь пианистом! Нужно учиться. А чтобы стать счастливым самому и воспитывать свободных, здоровых детей – нужно много учиться.

Ирина РОМИНА.

Похожие статьи